ОМИКРОН ОМИКРОН ОМИКРОН
Система Orphus

Будет ли Беларусь снова строить передвижную АЭС?

Будет ли Беларусь снова строить передвижную АЭС?

Неожиданно перед заседанием Совета Министров российско-белорусского Союзного государства, состоявшегося 16 марта, возник вопрос о возобновлении давно заброшенного проекта — создания Беларусью при содействии России маломощной передвижной атомной станции. Однако есть большие сомнения в том, что этот проект нужен кому-либо, кроме его разработчиков.

16 марта в Бресте прошло заседание Совета Министров российско-белорусского Союзного государства. В официальных сообщениях ничего не говорилось об обсуждении довольно тяжелых вопросов, связанных с возможным строительством российским ЗАО «Атомстройэкспорт» атомной электростанции экспериментального проекта «АЭС-2006» в Беларуси. Нерешенных вопросов много — размер и условия предоставления Россией экспортного кредита, страхование гражданской ответственности на случай аварий и инцидентов, цены и условия поставки свежего и обращения с отработавшим ядерным топливом… Не говорилось в отчетах о встрече и о других атомных проектах. Это странно, наверное, про АЭС на встрече говорили — видимо, не договорились…

Еще более странное событие произошло накануне заседания Совета Министров. В интервью ряду СМИ генеральный директор белорусского Объединенного института энергетических и ядерных исследований «Сосны»

Вячеслав Кувшинов заявил, что по предложению России белорусская сторона рассматривает возможность создания передвижной ядерной энергетической установки. «По предложению российских коллег мы рассматриваем возможность вернуться к работе над мобильной атомной электростанцией. Мы надеемся, что хотя бы первые шаги в реализации этого проекта будут сделаны за счет средств союзного бюджета», - передает слова Кувшинова РИА «Новости».

Цена сюрприза

Заявление это стало большим сюрпризом. Дело в том, что современные АЭС — весьма мощные установки, от 0,5 до 1 тысяч МВт на один энергоблок. Мощность одного блока экспериментальной «АЭС-2006» - 1200 МВт. Повышение мощности энергоблоков обусловлено экономическими причинами — сокращением расходов на обслуживание, ремонт, охрану. Мощность передвижной АЭС не более 10 МВт, в 100 раз меньше стандартного «тысячника». Экономические показатели такой энергетической установки будут просто катастрофическими, ведь даже куда более мощная плавучая АЭС по оценкам экспертов будет давать электроэнергию в 7,5 раз более дорогую, чем стандартная энергоустановка.

Может, существует какой-то особый спрос на маломощные АЭС? Кувшинов считает, что Россия в настоящее время испытывает потребность в мобильных энергетических ядерных установках, которые необходимы для добывающей отрасли. Возможно, но такие установки не обязательно должны быть дорогими и опасными АЭС.

Понятно, что Кувшинов пытается бороться за финансы. Он и не скрывает, что желает «раскрутить» Союзное государство на поддержку этого экономически провального проекта. Если бы такая установка действительно была нужна российским нефте- и газодобытчикам, те бы профинансировали ее создание сами, без привлечения бюджетных средств «Союзного государства».

Крах проекта «Памир»

Однажды идея «ползучей» АЭС уже была реализована — и отвергнута. Во времена Советского Союза Институт ядерной энергетики Академии наук БССР (теперь называющийся «Сосны») вплотную подошел к созданию передвижной ядерной энергетической установки «Памир». Транспортироваться она должна было на четырех шасси тягачей МАЗ-537. Предусматривалась также возможность транспортировки железнодорожным, морским и даже авиационным транспортом. Один экземпляр был почти готов — оставалось только загрузить топливо и начать испытания. Второй образец был в высокой степени готовности. Но после катастрофы на Чернобыльской АЭС решили не рисковать, и небезопасная установка запушена не была. Ее разборка не представляла труда — ведь она не успела превратиться в радиоактивный отход. Наверное, это было правильным решением — перестать рисковать, перестать экспериментировать с «мирным атомом».

Это уже было

Еще более интересен факт, что в 1960-х годах передвижная АЭС была создана и даже работала — в Обнинске, близ первой советской АЭС. Установка, названная ТЭС-З, была введена в эксплуатацию в 1961 г. Это был опытный образец крупноблочной транспортабельной атомной электростанции небольшой мощности. Станция выполнена по двухконтурной схеме с водо-водяным реактором тепловой мощностью 8,8 МВт. В качестве топлива использовались 74 тепловыделяющие сборки с высокообогащенным ураном. Все оборудование станции размещалось на четырех гусеничных самоходных транспортерах, созданных на базе тяжёлого танка Т-10. На двух самоходах находится реакторная и парогенераторная установка, на двух других — турбогенератор, пульт управления и вспомогательное оборудование. Общий вес оборудования, установленного на самоходах, около 210 т.

Электрическая мощность турбогенератора станции всего 1,5 МВт, но могла быть увеличена до 2 МВт. Для сравнения следует указать, что в настоящее время серийно выпускаются ветроагрегаты мощностью 2 и 2,5 МВт. А датская фирма LM Glasfiber производит ветротурбины единичной мощностью 5 МВт, в 2,5 раза больше, чем могла бы давать атомная ТЭС-З.

Опытная эксплуатация ТЭС-3 проходила в 1960-е годы, позднее программа была свернута. Дело в том, что для военного ведомства, а именно, для энергообеспечения удаленных районов базирования стратегических ракет или подводных лодок, передвижная АЭС не подошла. И в народном хозяйстве, даже на «стройках коммунизма» работы капризному и радиоактивному маломощному агрегату тоже не нашлось.

Вряд ли проект «Памир» ожидает другая судьба — технически создание «ползучей» АЭС больших проблем не составляет, но дорогая и опасная ядерная установка и сейчас никому не нужна, кроме хитрецов, надеющихся получить государственное финансирование на ее создание, да, наверное, террористов, просто мечтающих «угнать» ядерный грузовичок с реактором и высокообогащенным ураном.

Не удивительно, что в 1960-е году атомная энергетика казалась панацеей, прогрессом, новой и надежной технологией. Чего только не придумывали — атомные самолеты, атомные корабли, вот — атомный танк… Тогда в это верили. Сейчас непредвзятому наблюдателю ясно, что атомная энергетика — это горы ядерных отходов, это риски, аварии, катастрофы. Это дорого, в конце концов! Только люди, вроде Кувшинова, которые надеются заработать на продвижении устаревшей технологии прошлого века, сейчас агитируют за эту технологию, привычно рифмуя «АЭС-прогресс». Доверие к ним быть не должно — на свой карман работают товарищи…

Атомщики вынуждены хвататься за что попало

По просьбе Беллоны.ру происходящее прокомментировал Егор Федюшин, белорусский ученый, участник работы над проектом «Памир».

«Ребят из ОИЭЯИ, моих бывших коллег, можно понять, и я им сочувствую. В условиях, когда в России и Беларуси наука финансируется по остаточному принципу, они вынуждены хвататься за что попало, в том числе и за реанимацию проекта почти полувековой давности.

Я сильно сомневаюсь, что сейчас найдутся желающие финансировать эти работы. Мы работали над этим проектом 20 лет. Но тогда этот проект можно было реализовать, ведь на него работала вся страна (СССР) и определенные ведомства, насколько я помню, денег не жалели. Сколько на него потрачено, трудно сказать, но то, что киловат был золотой — это точно.

Мы работали с энтузиазмом. Сейчас такое вряд ли повторится. Как говорится, «нельзя дважды войти в одну и ту же реку». А планы строить можно. Бумага все стерпит. И если министрам «Союзного государства» нечего делать, пускай рассматривают этот проект.

А что касается недостатков АЭС типа «Памир», то они те же, что и у любой АЭС (опасность аварий, проблема выбросов, радиоактивных отходов), плюс то, что там высокообогащенное топливо, что это транспортное средство (в некотором роде) с повышенной степенью опасности, плюс возможность захвата террористами и т.д.»

bellona.ru/articles_ru/articles_2010/Pamir

23 Март, 2010 12:07              1708              ]]>Печать]]>
0 / 0 ( Нет оценки )

Добавить комментарий

Ваше имя

Текст

Контрольный вопрос

Dвa pлюs тpi ? (цифрой)


Вверх страницы