ОМИКРОН ОМИКРОН ОМИКРОН
Система Orphus

Ветер задует голубой огонек

Ветер задует голубой огонек

Газовая «война» закончена, но забыть не получается. Каждый из ее участников, преследуя в ней свои цели, пытается сегодня подсчитать прибыли-потери, сделать выводы и выстроить планы на будущее. Главный вывод, в котором сегодня вряд ли есть сомневающиеся, – «газовая война» имела, безусловно, политический подтекст, хотя и с выраженной экономической окраской. Выводы, которые сделали из нее партнеры РФ на Западе, частично совпадают с теми сигналами, которые Москва несколько последних лет подает Европе: нужно диверсифицировать поставки газа — в обход Украины, чтобы обезопасить «золотой миллиард» от неприятностей. И если еще месяц назад Европа реагировала на этот призыв вяло и сдержанно, то сегодня ее лидеры уже сами громко говорят о диверсификации.

Впрочем, в это слово они вкладывают более широкий смысл, чем российские руководители и политики. Кроме благосклонного отношения к газовым проектам «Южный» и «Северный поток», Запад рассматривает и другие варианты. То есть диверсификация для Европы – это не только проведение трубопроводов в обход территории Украины (а может, и не столько), но и разнообразие, исключающее ее зависимость от «иглы» «Газпрома». Исход «войны» наглядно показал, что Запад (Старая Европа) может даже и в таких форс-мажорных обстоятельствах обходиться без какой-то части российского газа, немедленно нарастив его получение из других источников. Известно, что за три недели украинского бойкота «Газпрома» в выигрыше оказались газовщики Норвегии, Средней Азии и Ближнего Востока. Многие в Европе мечтают избавиться от зависимости от «Газпрома» путем строительства труб без участия России. В этом – разница российских и западных подходов к урокам прошедших газовых «боев».

Похоже, под понятие «диверсификация» из-за недопоставок газа из России в некоторых восточноевропейских странах-членах ЕС попала и атомная энергетика. Именно к возвращению к жизни закрытых уже старых советских АЭС взывали во время жесточайшего газового кризиса руководители Словакии и Болгарии. Вполне вероятно, что если бы он продлился еще неделю, то словаки вполне могли запустить четвертый реактор на АЭС «Ясловске-Богунице» в течение недели. Ведь по иронии судьбы последний советский атомный реактор они закрыли по требованию ЕС (в торжественной обстановке!) как раз в начале российско-украинской газовой «войны» – 31 декабря прошлого года. И если у Западной Европы были, как говорится, запасные варианты (например, трехмесячные запасы в газовых хранилищах), то для своих молодых союзников она не сделала практически ничего, несмотря на то, что хозяйственный комплекс обеих стран (особенно Словакии) уже практически «лежал».

Именно этот факт – никто нам не поможет – «ни бог, ни царь и ни герой», то есть и ни ЕС, – и стал решающим в том, что уже сейчас, придя в себя после шока, восточноевропейские страны так называемого бывшего социалистического лагеря в поисках этой самой диверсификации возвращаются к переосмыслению роли собственных АЭС. В целом после распада СССР и соцлагеря в странах Восточной Европы и СНГ оставались в эксплуатации 28 советских реакторов. По четыре — в Чехии и Словакии, Болгарии и Венгрии, восемь - в странах СНГ. Еще четыре - на территории бывшей ГДР (до объединения Германии), которые были остановлены по решению властей ФРГ как опасные. Известны также два случая перезапуска реакторов на бывших советских АЭС – в уже независимых Армении и Литве, которые также оказались перед лицом жесточайшего энергетического голода.

Но следует также отметить, что во всех бывших странах соцлагеря, вступивших в ЕС, в которых советские реакторы были остановлены по политических причинам, совсем от атомных станций не отказываются. Рядом со старыми советскими, как правило, возводятся новые блоки (например, в Чехии) западного производства. На неудобства, которые испытывают эти страны в «транзитный период» перехода от советских АЭС к западным моделям, в Старой Европе мало кто обращает внимание. Пока самую большую решительность не «выключать» последний советский атомный реактор на Игналинской АЭС до введения в строй новой проявляют литовцы. Ведь если это случится, как и запланировано в ЕС, то энергетический коллапс стране обеспечен: новая АЭС по западным лекалам на паях со всеми прибалтийскими странами бывшего СССР и примкнувшей к ним Польши пока здорово запаздывает.

Но ситуация на мировом энергорынке подталкивает к атомной альтернативе газовой трубе не только бывшие «братские» восточноевропейские страны. Об этом задумываются и другие государства – западноевропейской и прочей мировой демократии. Таким образом, вольно или невольно, но затянувшийся российско-украинский газовый спор выступил самым эффективным атомным лоббистом на мировом рынке энергоуслуг. К тому же, тут не надо выдумывать никакого колеса: на сегодняшний день 15 государств Европейского союза уже эксплуатируют АЭС. Правда, и здесь обстановка очень пестрая: во Франции, например, атомная энергетика, выступая монополистом энергорынка, обеспечивает почти 80% всего электричества, в Голландии же на этот сектор приходится только 3,5%.

Активно наращивает свои АЭС и наша соседка Финляндия. Время от времени вспыхивают дискуссии о том, что следует начать возрождение «мирного атома» и в ФРГ, где уже несколько лет идет их вывод согласно принятому на этот счет закону. Такой же путь диверсификации избрала и получатель российского газа Турция, объявив о своей атомизации. Здесь планируют за несколько лет ввести в строй три атомные станции.

Еще один вид энергодиверсификации, к которому подталкивают российско-украинские газовые бои, — более активное внедрение альтернативных видов энергии, среди которых доминируют солнечная и ветряная. Это актуально и потому, что, по разным данным, разведанных нефти и газа в мире осталось на 20-40 лет, угля и урана - на 150-250. Быстрее всего, конечно, истощатся запасы нефти: ежегодно в мире ее потребляют столько, сколько образуется в природных условиях за 2 миллиона лет. А по утверждениям исследователей, годовая солнечная энергия составляет около 100 трлн тонн – в переводе на условное топливо. Если учесть, что по сусекам Земли можно наскрести 6 трлн тонн различных углеводородов, то это значит, что Солнце справилось бы с «замещением» такого запаса всего за 3 недели. Как отмечает американский журнал Scientific American Magazine, «количество солнечного света, который получает Земля за 40 минут, достаточно для ее обеспечения электричеством на весь год». По мнению ученых, только 1% условного солнечного «топлива» в год, то есть 1 трлн тонн, решил бы все энергетические проблемы человечества на сотни тысяч лет вперед.

Лидером в использовании солнечной энергии выступает Германия, которая, отказавшись от АЭС, еще в 1990 году на государственном уровне приняла программу «соляризации» под названием «1000 солнечных крыш». Евросоюз, изучив немецкий опыт, разработал проект для всех стран ЕС - «100000 солнечных крыш». Сегодня в Европе ежегодно строят уже не сотни, а миллионы квадратных метров таких крыш. Как отмечает The Guardian, в ближайшие 12 лет туманному Альбиону грозит «зеленая революция» - правительство планирует в несколько раз увеличить выработку энергии за счет экологически чистых и возобновляемых источников, долю которой в общем потреблении планируется к 2020 году довести до 15%.

В этом же альтернативном направлении движутся и США, где с 1979 года не построено ни одной АЭС. Не так давно бывший вице-президент США, лауреат Нобелевской премии мира Альберт Гор призвал руководство страны в течение 10 лет перевести всю электроэнергетику на возобновляемые источники, чтобы сделать ее абсолютно независимой от традиционных углеводородных ресурсов. А недавно группа американских ученых выступила с амбициозным планом замены в ближайшее время арабской нефти на солнечную энергию штата Калифорния. Обсуждается еще один глобальный проект, «нацеленный на выработку за счет солнечной энергии к 2050 году 69% электроэнергии США», о котором подробно рассказал журнал Scientific American Magazine.

Амбициозную энергетическую альтернативу разработали и наши соседи китайцы. Планируется, что к 2030 году доля возобновляемых и чистых источников в Китае достигнет 20%, а к 2050 году альтернативная энергетика займет почти приоритетное положение, удовлетворяя 43% всех энергопотребностей Поднебесной.

В переходе на другой альтернативный источник — энергию ветра — лидируют, по данным экспертов, Германия, Дания, Нидераланды, Испания и Швеция. К примеру, Дания уже сейчас производит 20% всего электричества именно таким способом. Теперь к подобным разработкам подключилась и Британия, которая планирует уже к концу следующего года получать от ветра 10% всей электроэнергии. Для сравнения: выработка электроэнергии на АЭС во всем мире ежегодно увеличивается на несколько тысяч мегаватт. Но и объемы солнечной энергии при этом растут не меньшими темпами, а ветровой и вовсе увеличиваются на 20 тыс. мегаватт в год. Тенденция, однако. Теперь уже нет сомнения в том, что российско-украинская «газовая война» еще больше усилит ее.

energospace.ru

Тэги : транзит
30 Январь, 2009 08:26              1575              ]]>Печать]]>
0 / 0 ( Нет оценки )

Добавить комментарий

Ваше имя

Текст

Контрольный вопрос

Dвa pлюs тpi ? (цифрой)

Вверх страницы