ОМИКРОН ОМИКРОН ОМИКРОН
Система Orphus

Украина и Россия: газовая война

Украина и Россия: газовая война
Ценовая война с «Газпромом» привела к тому, что Украина лишилась гарантий стабильных поставок энергоресурсов в долгосрочной перспективе

Украина и Россия заключили газовое перемирие. На прошлой неделе компании «Газпром» и НАК «Нафтогаз України» подписали соглашение о развитии отношений в газовой сфере. Его краткий итог таков: цена газа на границе в этом году сохраняется на уровне 179,50 доллара за тысячу кубометров, посредническая компания «Укргаз-Энерго» (УГЭ) уходит с внутреннего рынка. Все то, чего так долго добивалось на протяжении последних месяцев украинское правительство, свершилось. Премьер-министр Юлия Тимошенко, не дожидаясь официального оглашения результатов переговоров, сама рассказала о них прессе.

Между тем президент Виктор Ющенко уже на следующий день вызвал премьера к себе и потребовал отчета о том, соответствует ли соглашение между газовыми компаниями директивам, которые он давал перед переговорами. И дело здесь вовсе не в желании Ющенко разделить с премьером лавры победителя. Напротив, в секретариате президента хорошо понимают, насколько серьезную ошибку допустила Тимошенко, и приложат все усилия, чтобы от нее отмежеваться. Ведь достигнутое сторонами соглашение не только не решает проблему, но еще больше запутывает ситуацию.

Согласно подписанному в Москве документу, в этом году в Украину будет поставлено не менее 49,8 млрд кубометров центральноазиатского газа, покупателем которого выступит НАК «Нафтогаз України». Указано, что поставщиком станет либо «Газпром», либо компания RosUkrEnergo (что более вероятно, поскольку именно она по договору с российским монополистом назначена распорядителем этого ресурса). Далее: с 1 апреля дочерняя или аффилированная с «Газпромом» компания начнет прямые поставки газа промышленным потребителям Украины. В соглашении объем поставок определен так: «не менее 7,5 млрд кубометров в год». Формулировку «не менее» можно трактовать как «сколько угодно».

Компания «Укргаз-Энерго», лишь на четверть контролируемая «Газпромом» (через пятидесятипроцентную долю в RosUkrEnergo, которая, в свою очередь, владела половиной акций УГЭ), имела право на поставку 32 млрд кубометров газа в год. Разделив эту цифру на четыре, увидим: доля россиян ничуть не сократилась. Те, кто говорит, что монополии досталось всего десять процентов рынка (общая потребность страны в газе — около 70 млрд кубометров), откровенно лукавят. Поставки газа населению, бюджетным организациям и теплокоммунэнерго «Газпрому» даром не нужны, поскольку они заведомо убыточны. Промышленные предприятия — единственная категория потребителей в Украине, в которых заинтересована монополия.

Подписав соглашение, компания «Нафтогаз України» признала, что два первых месяца нынешнего года все-таки потребляла российский газ, хотя раньше это категорически отрицала. Объем такого топлива составляет 1,4 млрд кубометров. Исходя из какой цены Киев будет за него рассчитываться, в документе не сказано. Равно как и не прописано, когда наша страна должна вернуть соответствующие объемы газа. Где Украина собирается изыскать этот объем топлива, чтобы вернуть россиянам, в НАК «Нафтогаз України», у которой собственного газа в подземных хранилищах нет, не объясняют.

В совместном пресс-релизе «Газпрома» и НАК говорится, что переговоры по условиям поставки газа в Украину в 2009−м и в последующие годы продолжатся с учетом складывающейся конъюнктуры закупочных цен на центральноазиатское топливо. Факт этот, в общем-то, не новый, и повторять его лишний раз не имело бы смысла, если бы не одно «но». Буквально за день до подписания российско-украинского соглашения новые цены на газ в Москве обсуждали представители нефтегазовых компаний Туркменистана, Казахстана и Узбекистана. По итогам переговоров было сделано поистине историческое заявление: с 2009 года страны Центральной Азии будут продавать природный газ по европейским ценам. «Газпром», не сумев найти общий язык с Украиной, сознательно пошел на эту уступку Ашхабаду, Астане и Ташкенту. Россия уже не сможет, как раньше, получать большую маржу, перепродавая центральноазиатский газ в Европу. Но взамен она закрепила контроль над этим ресурсом в долгосрочной перспективе. Рыночная цена газа отобьет охоту у европейских и американских компаний выходить на центральноазиатские рынки. Для Украины это означает только одно — резкое повышение стоимости газа уже в следующем году.
Шоковой терапии не избежать

Европейские цены на центральноазиатский газ в принципе делают невыгодным для Украины его потребление. Цена этого топлива с доставкой может превысить стоимость российского ресурса, ныне предлагаемого по 315 долларов. Дешевого газа в перспективе не будет — это знали все. Но никто не думал, что его не станет так скоро. К европейской цене Украина должна была подойти синхронно с Россией в 2011 году. Нынешние переговоры с Москвой сократили переходной период либерализации цен для отечественной экономики до минимума. Это означает, что у российских металлургов и химиков — основных конкурентов украинских компаний на внешних рынках — будет два лишних года для проведения модернизации своих активов. Тогда как большую часть инвестиционных средств, заготовленных для внедрения энергосберегающих технологий на украинских предприятиях, придется пустить на оплату газа по более высоким, нежели ожидалось, тарифам. Это очевидный подрыв конкурентоспособности отечественной экономики. Не говоря уже о том, что почти двукратный рост стоимости газа в 2009−м резко понизит стоимость активов. Так, Одесский припортовый завод, приватизация которого должна состояться через два месяца, уже не выглядит столь привлекательным объектом.

Рыночная цена газа лишит смысла существование компании «Нафтогаз України», — по крайней мере, в нынешнем виде. Сейчас украинская монополия надеется поправить свое финансовое состояние за счет реализации части топлива промышленности наряду с «Газпромом». Но в глазах предприятий, покупающих газ, НАК, не располагающая собственным ресурсом, будет выглядеть таким же посредником, каким была компания «Укргаз-Энерго». С той лишь разницей, что госмонополист, которому топливо достается через вторые руки, станет на этом рынке неконкурентоспособным. Более того, промышленники знают: в любой кризисной ситуации правительство сможет заставить «Нафтогаз України» передавать топливо предприятиям теплокоммунэнерго и населению, оставляя заводы на голодном пайке. Поэтому бизнес предпочтет иметь дело с не имеющим социальных обязательств в нашей стране «Газпромом». К рыночной цене газа НАК «Нафтогаз України» пришла неподготовленной. Ведь право продавать газ предприятиям нужно еще заслужить, а не просто зафиксировать его в законе или постановлении правительства. Такое право госмонополия могла бы иметь, если бы удалось реанимировать прямой договор на поставку газа с центральноазиатскими государствами. Или построить терминал по приему сжиженного газа, предварительно договорившись о его поставках из Алжира или Египта.

В противном случае возникнет абсурдная ситуация, когда одни потребители станут приобретать топливо напрямую у «Газпрома», а другие будут вынуждены покупать более дорогой газ у НАКа. Государственная компания станет просто паразитировать на промышленности, и никакого оправдания — какой раньше являлась более низкая по сравнению с европейскими тарифами стоимость газа — этому уже не будет. Крупные потребители топлива, такие как холдинг «Метинвест» и корпорация «Индустриальный Союз Донбасса», вполне могут самостоятельно покупать его у «Газпрома». Тем более что они уже располагают соответствующими лицензиями. Попытки государства нажиться на предприятиях встретят яростное сопротивление промышленников. И останется одно: реформа НАК «Нафтогаз України», которой в итоге оставят лишь функции добычи газа, его транзита и реализации населению. А «Газпрому» достанется весь рынок промышленных поставок.

Заложенный сейчас новый фундамент газовых отношений между Украиной и Россией не позволяет давать иные прогнозы. Сложность положения хорошо понимают руководители НАК. Этим можно объяснить очередное обращение к правительству с настойчивым требованием повысить газовые тарифы для населения.
Прощание с транзитом

В то время как Украина ведет многолетние мучительные ценовые войны с «Газпромом», остальную Европу волнует только один вопрос — само наличие топлива. Прямой или опосредованный (через совместные предприятия) доступ «Газпрома» к конечному потребителю в Европе обусловлен вовсе не ценовыми уступками странам, которые рискнули пустить монополию на внутренний рынок. Идя на это, они получают гарантию бесперебойной поставки газа в долгосрочной перспективе. Именно стабильность поставок, а не их дешевизна составляют главную цель европейской энергетической политики.

Понимая неизбежность появления разрывов между растущими энергетическими запросами ЕС и способностью России наращивать добычу газа, некоторые европейские государства уже пытаются оградить себя от возможного дефицита. Цена в этом случае играет второстепенную роль. Так, в Великобритании, которая ограничена в доступе к трубопроводному топливу, газ стоит гораздо дороже, чем в континентальной Европе. Местные предприятия готовы платить больше, чтобы получить заветные спотовые контракты на поставку ресурса. Ясно, что компания «Газпром» в первую очередь будет заинтересована в поставках газа в те страны, где есть возможность заработать на конечном потребителе. Если попытаться спрогнозировать ситуацию на десятилетия вперед, то такие государства, как Германия, смогут получить не только гарантии поставок, но и добывающие активы на территории РФ (доступ к добыче на Южно-Русском месторождении для корпорации BASF).

Уникальное транзитное положение Украины позволяло ей не только договариваться о более низких ценах на газ, но и иметь железную гарантию таких поставок. Ведь в отличие от Евросоюза, который может предложить «Газпрому» только своего платежеспособного потребителя, у нашей страны есть газотранспортная система (ГТС). Но этот козырь стремительно девальвируется. «Если в этом году мы не пойдем на размен активов с Кремлем (доля в управлении ГТС на право добычи газа в России. — ”Эксперт”), наша газовая труба вообще перестанет кого-либо интересовать, — считает директор Института энергетических исследований Константин Бородин. — Потом может быть уже поздно.» Сейчас концепция строительства обходной трубы «Южный поток» находится только в стадии разработки — еще не начаты даже проектные работы. Не согласованы пока и вопросы строительства второй нитки газопровода «Ямал—Европа». Как только это произойдет, значение украинской ГТС резко снизится. Если сегодня наша газовая труба заполнена почти на сто процентов, то после реализации намеченных трубопроводных инициатив этот показатель может снизиться до тридцати-сорока процентов. Примерно столько сейчас составляет загрузка украинских нефтепроводов. И это одна из основных причин, почему мы уже давно не ведем с Россией никаких дискуссий по поводу цен на нефть.

Ссорясь с поставщиками, Украина лишает себя огромных прибылей. Помимо таких известных проектов, как строительство газопровода «Богородчаны—Ужгород», наши страны совместно могли бы реализовать проект возведения терминала по экспорту сжиженного газа в одном из черноморских портов, зарабатывая на продаже топлива в Португалию, Испанию, Южную Францию, куда не доходит «газпромовская» труба. Но при нынешнем уровне доверия сторон друг к другу все эти идеи воспринимаются как утопия.

Отношения двух стран в энергетической сфере зашли в тупик. Говорить о победе или поражении какой-либо из сторон бессмысленно. Проиграли все, но в большей мере — украинская экономика. Премьер-министр Юлия Тимошенко не может не понимать краткосрочности эффекта от подписания газовых соглашений с Москвой. Уже осенью, с началом отопительного сезона, «Газпром» выставит нам новую цену газа. Вероятно, к этому времени лидер БЮТ посчитает за благо покинуть пост премьера, а новые газовые соглашения будут подписывать уже другие люди, на которых и ляжет ответственность за подорожание.

Президенту Виктору Ющенко, который в газовом споре взял на себя роль арбитра, придется отыграть эту роль до конца. Возможно, он все-таки даст адекватную — сугубо негативную — оценку достигнутым между «Газпромом» и НАК «Нафтогаз України» соглашениям и попытается отменить их. Судя по первой реакции, глава государства к этому готов. Так, в Брюсселе Ющенко отметил, что соглашения между двумя госмонополиями вступят в силу только после утверждения их на внутригосударственном уровне (такой пункт содержится и в соглашении от 12 марта). В новых договоренностях по газу должны быть урегулированы не только стоимость поставок и степень присутствия «Газпрома» на внутреннем рынке, но и прописана реализация конкретных совместных проектов в области транспортировки и добычи энергоресурсов. Время выкладывать все козыри.

По материалам: www.expert.ua
28 Май, 2008 05:41              1722              ]]>Печать]]>
0 / 0 ( Нет оценки )

Добавить комментарий

Ваше имя

Текст

Контрольный вопрос

Dвa pлюs тpi ? (цифрой)

Вверх страницы