ОМИКРОН ОМИКРОН ОМИКРОН
Система Orphus

США планирует увеличить свое присутствие на энергорынке Европы

США планирует увеличить свое присутствие на энергорынке Европы

Соединенные Штаты начали охоту на российские АЭС в Европе. В этом они делают ставку всего на одну компанию. Как ни странно, это японская компания.

Как Вашингтон борется за энергетический рынок России в старой Европе

Если вы думали, что вопросы энергетической безопасности, о которых США постоянно твердят Европе, связаны только с американским сжиженным природным газом, посмотрите внимательнее. Речь здесь также идет о российской атомной энергетике за старым железным занавесом.

Энергетическая безопасность в Европе является войной за термоядерные реакторы, в которой российскому Росатому противостоит компания Westinghouse Electric. Это длительная, изнурительная и чрезвычайно дорогостоящая энергетическая игра, в которой США отчаянно пытаются победить. Глава Госдепартамента Хиллари Клинтон даже «лоббировала» интересы Westinghouse в Праге в 2012 году.

Это не секрет.

Глава Westinghouse Дэнни Родерик (Danny Roderick) говорит, что действия Клинтон произвели большое впечатление на чехов. «Я горжусь тем, что был с ней в окопах», — заявил он.

Есть и негласная цель: ослабить власть России на рынке атомной энергетики в Восточной Европе, даже если это не даст компании Westinghouse незамедлительно долю данного рынка. Росатом и производитель тепловыделяющих сборок компания ТВЭЛ давно уже являются единственными поставщиками для некоторых восточноевропейских стран.

«Русские и американцы борются за тендеры в Восточной Европе, — говорит Мартин Йирусек (Martin Jirusek), работающий аналитиком в чешском Масариковом университете по программе исследований энергетической безопасности. — У Areva нет денег. Siemens утратила множество технологий и секретов производства, когда Германия закрыла свою программу атомной энергетики. Так что там появились американцы, а сейчас туда медленно приходят китайцы. Русские поддерживают Росатом, а США поддерживают Westinghouse. О японцах мы никогда не слышали».

Westinghouse раньше была на 100% американской компанией. Сейчас она на 90% японская, и на 10% казахская. Компания начала производственную деятельность в 1880-е годы. В 1990-х годах она стала собственницей медийной группы CBS, а в 2007 году была продана японской Toshiba. Toshiba владеет 87% акций Westinghouse, и вместе они поставляют на рынок атомные электростанции с реакторами, охлаждаемыми водой под давлением (AP100). В настоящее время идет строительство восьми реакторов: четыре в Китае и четыре в США. Два американских объекта — в Джорджии и Южной Каролине — создаются с отставанием от графика.

Бороться в Европе с русскими трудно. Что касается новых контрактов, то они выигрывают по очкам. Вашингтон же подрабатывает в качестве торгового представителя — во имя энергетической безопасности.

«Американские официальные лица из внешнеполитического ведомства неоднократно демонстрировали свою поддержку Westinghouse, и под предлогом снижения энергетической зависимости от России призывали европейцев отдать предпочтение этой компании как поставщику ядерного топлива», — заявил в Москве представитель Росатома Владислав Бочков.

Электрическая компания Washingtonhouse

Все началось всерьез в 2012 году, когда госсекретарь Клинтон отправилась в Чехию, где разрекламировала Westinghouse как потенциального строителя и оператора двух новых реакторов на атомной электростанции Темелин. Средства массовой информации сообщили об этом тихо и спокойно.

В тот раз Клинтон встретилась с премьер-министром Петром Нечасом (Petr Nečas), чтобы помочь Westinghouse доводами об энергетической безопасности. В том тендере на строительство новых энергоблоков для Темелина оставался только один претендент — российско-чешский консорциум во главе с Росатомом. Русские занервничали, и Нечас спустя шесть месяцев полетел в Москву, где заверил Росатом, что процесс рассмотрения заявок будет честным и прозрачным.

Реакторы Росатома уже много лет работают на энергоблоках Темелин-1 и Темелин-2. Плюс к этому, русские решили подсластить сделку, заявив, что до двух третей поставок в рамках проекта будет отдано чешским компаниям.

А затем случилось «чудо». Нечас попал в политический скандал. Ему пришлось уйти в отставку. Его политических союзников арестовали.

В 2014 году чешские власти отменили тендер, потому что у государственной компании CEZ Group не оказалось денег для оплаты. Теперь уже никто не получит контракт на строительство двух реакторов. Однако Соединенные Штаты донесли до чехов сигнал о том, что диверсификация дело стоящее.

Оператор АЭС CEZ Group заявлял, что российская компания ТВЭЛ является поставщиком для Темелина-1 и Темелина-2 до 2020 года; однако в этом году он подписал соглашение с Westinghouse на разработку топливных сборок, которые подойдут для реакторов Росатома.

«Смысл в том, чтобы иметь двух поставщиков», — сказал представитель компании Марек Свитак (Marek Svitak).

Компании Westinghouse знакомы и технологии Росатома, и чешская атомная энергетика. В начале 2000-х годов она поставляла топливные стержни для АЭС Темелин.

Чешский политик Иржи Пароубек (Jiri Paroubek), с апреля 2005 по август 2006 года занимавший пост премьер-министра, сказал, что американские чиновники уже долгие годы продвигают Westinghouse.

«В 90-х американские дипломаты настаивали на сотрудничестве с Westinghouse. В то время предполагалось, что эта передовая в техническом плане компания будет помогать созданным русскими атомным станциям соответствовать западным стандартам, — говорит Пароубек. — Но все оказалось как раз наоборот. Тепловыделяющие сборки Westinghouse оказались более низкого качества, но дороже, чем российское топливо, из-за чего реакторы Темелина часто отключались».

В 2006 году Росатом выиграл тендер и получил новый 10-летний контракт на поставки для АЭС Темелин с 2010 по 2020 годы. До этого планировалось использовать «смешанную схему», в которой топливные стержни ТВЭЛ и Westinghouse должны были работать вместе, объединив американские и российские технологии. Это просто чудесно. Westinghouse был мощным локомотивом в цепочке поставок, занимая на рынке 20% в то время и 30% сегодня. Однако CEZ заявила, что топливо этой компании дает утечку, а стержни гнутся. После этого CEZ решила удалить из активной зоны все топливо Westinghouse, заменив его топливом ТВЭЛ.

Решение CEZ подтверждает то, что российские топливные сборки безопаснее, и что Вашингтон пытался продать продукцию, которая в то время работала не очень хорошо, создавая опасность для атомных электростанций.

После этого специалисты Westinghouse вернулись за чертежные доски. А компания при содействии Вашингтона, применяющего методы мягкого убеждения, стремительно и яростно повела наступление на российский рынок.

28 апреля этого года завод Westinghouse по производству ядерного топлива в шведском Вестеросе объявил о наращивании производства для российских реакторов в Восточной Европе. Руководство компании признает, что сейчас составной частью аргументации в пользу энергетической безопасности является диверсификация поставок ядерного топлива.

«Мне кажется, Westinghouse, действуя методами политического давления, пытается получить контракты как минимум на половину поставок ядерного топлива на этот рынок», — говорит Пароубек.

Новые страхи перед российским жупелом помогают сдвинуть дело с мертвой точки. Работа идет — медленно, но верно.

Для таких людей как Клинтон это вопрос геополитики. Для Toshiba это вопрос денег. Деньги ей ох как нужны.

Экономические беды Toshiba

Проблемы Toshiba являются проблемами Westinghouse. Борьба за рынок России в Европе это вопрос выживания.

Toshiba конструировала и строила реакторы для половины Японии, а также обеспечивала эти реакторы топливом. Катастрофа в Фукусиме в марте 2011 года поднесла горящую спичку к этим договорам на обслуживание. Реакторы Toshiba в Фукусиме выведены из эксплуатации.

После Фукусимы свои реакторы закрыла Германия, которая также покупала топливные стержни у Westinghouse. В этих стержнях в сборках хранится уран, который приводит в действие реактор и вырабатывает энергию. Менее чем за два года эта компания лишилась контрактов на 60 реакторов.

Она теряла большие деньги. В период с 2012 по 2014 год совокупные убытки от основной деятельности Westinghouse Electric достигли 1,43 миллиарда долларов, сообщила Toshiba. Это значит, что у нее нет налогооблагаемого дохода, а следовательно, она не будет платить налоги в США до тех пор, пока ее совокупная прибыль не превысит указанную сумму убытков.

Завод по производству топлива в Вестеросе оказался на грани закрытия.

А потом наступил украинский кризис. Русские стали скверными парнями, и в игру быстро ввели энергетическую диверсификацию. Газ это то, о чем кричат заголовки, но на атомных электростанциях Украины вырабатывается более половины ее электроэнергии.

В марте 2014 года, когда был аннексирован Крым и введены первые санкции, Еврокомиссия опубликовала стратегию энергетической безопасности, которая предусматривает диверсификацию европейской атомной энергетики с уходом от России. ЕС выдал грант на 2,2 миллиона долларов, чтобы субсидировать диверсификацию поставок ядерного топлива для восточноевропейских АЭС. Догадайтесь, кто его получил?

После сделки с чехами Westinghouse заключила контракт с правительством Болгарии на строительство нового реактора AP1000 на атомной электростанции в Козлодуе. А до этого болгарский премьер-министр Бойко Борисов решил остановить строительство АЭС с двумя энергоблоками в Белене. Это был совместный проект болгарской Национальной энергетической компании и Росатома. То, что потом назвали «сагой Белене», обойдется болгарам в 1,3 миллиарда долларов, которые они должны выплатить Росатому за неисполнение контракта от 2008 года. Русские, конечно же, подумали, что это бездумное расточительство со стороны болгар.

Борисов практически признал, что решение остановить строительство в Белене и отдать козлодуйский проект Westinghouse в большей степени является политическим, нежели каким-то другим. Bulgarian News Agency сообщило, что во время встречи с членами Американской торговой палаты Борисов сказал: «Мы едины. Мы друзья… Мы останавливаем российские планы, мы также остановили три российских проекта (энергетических). Если мы не ваши партнеры, то кто мы?»

Госдепартамент в роли заводилы

Из несекретной электронной переписки Госдепартамента от 30 октября 2015 года между спецпредставителем по евразийской энергетике Ричардом Морнингстаром (Richard Morningstar) и руководителем штаба Клинтон Хумой Абедин (Huma Abedin) становится ясно, что Морнингстар просил Абедин передать Клинтон одно сообщение. Болгарский министр иностранных дел Николай Младенов (Nikolay Mladenov) рассказал Морнингстару, что его правительство только что отказалось от проекта Росатома по строительству АЭС в Белене. Морнингстар добавил от себя: «Westinghouse ведет с болгарами переговоры о реализации проекта в Козлодуе с использованием российского реактора». Видимо, это означает, что Westinghouse хочет стать поставщиком топлива вместо ТВЭЛ. Морнингстар переслал это свое сообщение директору по политическому планированию Джекобу Салливану (Jacob Sullivan), на что тот ответил: «Неплохая работа».

Соперничество между ТВЭЛ и Westinghouse продолжается, и в этих условиях Соединенные Штаты будут и дальше поддерживать проекты американской компании. Stratfor сообщает, что это будет политическая и финансовая поддержка с целью ослабления влияния Кремля.

«Было бы неверно предполагать, что в тендерном процессе нет никакого политического влияния», — говорится в аналитическом исследовании специалистов по энергетике из группы Trusted Sources, которую возглавляет Джеймс Хендерсон (James Henderson).

В ЕС 27% электроэнергии вырабатывает атомная энергетика, у которой в 16 странах имеется 131 энергоблок. Таковы данные исследования Еврокомиссии от июня 2014 года. Раньше в Восточной Европе доля России на рынке атомных энергетических технологий составляла почти 100%. С годами эта отрасль модернизировалась, и теперь любая третья сторона может создавать топливные стержни, подходящие к реакторам конкурентов.

Westinghouse может производить тепловыделяющие сборки для реакторов Росатома новых и старых моделей с разным успехом и почти всегда по более высокой цене. Российская продукция стоит дешевле, а поэтому, когда страны обращаются к Westinghouse за тепловыделяющими сборками, им приходится платить дополнительно за диверсификацию.

У русских есть преимущество. Росатом выиграл все тендеры на поставку топлива в Восточную Европу за последние 10 лет, но в самой России никаких тендеров не проводится. Все 35 реакторов Росатома в этой стране получают топливо только от одного поставщика — ТВЭЛ. Это монополия. Так компания обретает объемы, деньги и данные, необходимые для повышения качества. У Westinghouse такой роскоши нет.

Один пожелавший остаться анонимным источник сказал, что Westinghouse борется за долю рынка топливных услуг Восточной Европы, потому что «это единственный способ предотвратить надвигающееся банкротство компании». «Ее новое подразделение по строительству реакторов убыточно, а топливное подразделение является единственной дойной коровой. Но оно не развивается, а прибыли становится все меньше и меньше. Мы считаем, что Westinghouse потратила миллионы долларов на то, чтобы включить ядерное топливо в сюжетную линию об энергетической безопасности. А нынешний настрой ЕС против России играет ей на руку».

Атомизация Украины

Подключение Украины к кампании экспансии Westinghouse было очень хитрым и умелым ходом. Либо она выбрала фантастически удачное время, либо правительство США и новое послемайданное правительство Украины вступили в сговор, чтобы столкнуть Россию на обочину.

«Я думаю, Westinghouse как-то причастна к усилиям Еврокомиссии, которая пытается увести Украину от России на этом направлении», — говорит эксперт по энергетической безопасности Томаш Влчек (Tomas Vlcek), работающий в чешском Масариковом университете.

В марте 2014 года, спустя два месяца после свержения пророссийского президента Виктора Януковича, европейская природоохранная группа Bellona разослала сообщения о том, что российское правительство готово наказать Украину, наложив эмбарго на поставки ядерного топлива компании ТВЭЛ.

Если посмотреть на то, что сделал с газовыми поставками Газпром, казалось бы, Путин обязательно должен был приказать прекратить поставки тепловыделяющих сборок компании ТВЭЛ. Однако запретить поставки ядерного топлива невозможно. Топливные стержни находятся в ядерном реакторе много лет, и кроме того, вместо русских их может сделать кто-то еще. Скажем, Westinghouse.

Bellona в своих сообщениях очерняла русских, называя их проходимцами в атомной энергетике. Брюссель призвал «диверсифицировать» украинский рынок ядерного топлива и предоставить европейскому топливному подразделению Westinghouse миллионы евро субсидий — во имя «энергетической безопасности».

Вся эта шумиха не имела никакого отношения к Westinghouse из Пенсильвании. Пресс-секретарь компании заявила, что никогда не слышала о Bellona. А вот ее коллеги в Европе…

Бывший чиновник ЕС Дерек Тейлор (Derek Taylor), работающий в брюссельском филиале Bellona, также является старшим советником по энергетике в фирме Burson-Marsteller, которая, занимаясь связями с общественностью и формированием общественного мнения, трудится на Westinghouse по всему миру.

Несмотря на гражданскую войну на востоке Украины, санкции и газовые споры Газпрома, русские ни разу не отстали от графика поставок ядерного топлива на украинские АЭС.

Westinghouse это не просто брэнд, представляющий американскую энергетику. Это также стенобитный таран, посредством которого Вашингтон продвигает идеи энергетической безопасности.

В 2012 году украинская регулирующая организация из сферы атомной энергетики запретила использовать топливные сборки Westinghouse вплоть до окончания расследования. Как сообщают украинские источники, прошло два года, и бывший премьер-министр Арсений Яценюк начал консультироваться с Westinghouse о выборе другого регулятора по ядерной безопасности для своего нового правительства.

В 2015 году, когда было осуществлено плановое отключение реактора Южно-Украинской АЭС, оказалось, что две тепловыделяющие сборки производства Westinghouse дают утечку, хотя компания утверждала, что это «усовершенствованная модификация», вполне подходящая для работающих там реакторов ВВЭР-1000.

Так или иначе, антироссийская политика превыше технических проблем. Westinghouse в настоящее время планирует поставку пяти партий топлива для Южно-Украинской и Запорожской АЭС, о чем она заявила 28 апреля. Получается, новая регулирующая организации завершила свое расследование и пришла к выводу, что топливные сборки Westinghouse не хуже российских. Toshiba в своих корпоративных презентациях сообщает о намерении захватить этот рынок. Это позволит наказать русских. Это политическая схема, и русские не намерены ее игнорировать.

«Наша способность делать топливо для ВВЭР не подвергается сомнению, — говорит глава Westinghouse Родерик. — Мы продолжим продавать его для ВВЭР-1000. Я думаю, конкуренция на этом рынке полезна».

Полезна. Политическое давление, будь оно российским или американским, приносит больше вреда, чем пользы. И это наверняка разозлит Россию, которая явно считает, что Вашингтон специально пытается оттолкнуть ее.

Таким образом, энергетическая безопасность в равной мере и факт, и фикция. Это средство рекламирования российских конкурентов и одновременно способ ограничить ту серьезную роль, которую энергетическая политика играет в российско-европейских отношениях.

Срыв атомных проектов, который сопровождается техническими проблемами с тепловыделяющими сборками Westinghouse в реакторах Росатома, это рискованный способ продвижения энергетической безопасности. Как это ни парадоксально, когда данные проекты осуществляются не по плану, это играет на руку России. Русские в сравнении с Westinghouse кажутся солидными и надежными.

«Да и с финансовой стороны мне кажется, что Росатом превосходит Westinghouse», — говорит Йирусек, имея в виду то, что российская компания имеет возможность финансировать строительство новых АЭС, а также долгосрочные сделки на поставку топлива.

Если не считать Украину, где диверсификация навязывается по политическим причинам, компания ТВЭЛ сохраняет свою долю рынка. А японская Westinghouse, не платящая корпоративный налог в США, будет и дальше оказывать давление при помощи Вашингтона и американских налогоплательщиков.

В этом атомном противостоянии России и США снова началась война на изнурение.

12 мая Toshiba заявила, что отходит от края пропасти. В этом году ее прибыль от основной деятельности должна составить 1,1 миллиарда долларов, хотя в прошлом году она потеряла 6,6 миллиарда из-за снижения стоимости активов Westinghouse и из-за расходов на реструктуризацию после громкого скандала с отчетностью.

Нельзя делать ставку на то, что Вашингтон вдруг прекратит продавать реакторы Westinghouse в Европу. Он может начать продвигать очередной японско-американский гибрид типа реактора на кипящей воде General Electric/Hitachi. А может, это будет небольшой модульный реактор компании NuScale из Орегона, который не требует больших затрат и может быть интегрирован в энергосистему возобновляемых источников. Но такое вряд ли случится. Не потому что Westinghouse производит некачественную продукцию, и не потому что Европа сегодня в основном закупает реакторы, охлаждаемые водой под давлением. А потому что Westinghouse конкурирует напрямую с русскими. Именно это и нужно Вашингтону.

Опубликовал: 1

24 Май, 2016 18:04              396              ]]>Печать]]>
0 / 0 ( Нет оценки )

Добавить комментарий

Ваше имя

Текст

Контрольный вопрос

Dвa pлюs тpi ? (цифрой)

Вверх страницы