ОМИКРОН ОМИКРОН ОМИКРОН
Система Orphus

Днестровская ГАЭС: стоимость проекта растет быстрее, чем государство его финансирует

Днестровская ГАЭС: стоимость проекта растет быстрее, чем государство его финансирует
Уже много лет чиновники и представители энергокомпаний говорят о необходимости привлечения многомиллиардных инвестиций для реконструкции устаревших электростанций Украины и строительства новых генерирующих мощностей. Однако проекты, которые были реально профинансированы и доведены до логического конца, можно пере-считать по пальцам одной руки. В чем причина такой ситуации, объясняет экс-министр энергетики Украины, гендиректор «Энергетической консалтинговой группы» Алексей Шеберстов.

Почему так трудно реализовывать проекты в электроэнергетике Украины?

Основная проблема, как всегда, финансовая. Электроэнергетика является крайне капиталоемкой отраслью, срок реализации проектов занимает 5-7 лет, срок окупаемости инвестиций может достигать 10-15 лет. Кроме того, организация финансирования каждого крупного инвестпроекта требует времени и последовательности действий со стороны всех участников.

С этим в Украине всегда была проблема — каждое правительство по-своему видит пути развития энергетического сектора, да и стратегию его финансирования.

В один год мы активно пытаемся профинансировать все за счет кредитов Мирового банка и ЕБРР, в другой год говорим о приватизации, в третий — пытаемся переложить все на госбюджет и тарифы на электроэнергию.

Какие сейчас основные источники финансирования инвестпроектов в энергетике?

Если мы говорим о развитии генерирующих мощностей, то таких источников два: кредиты международных финансовых организаций (предоставляются под госгарантии преимущественно 100%-но государственным компаниям) и надбавка к тарифам на отпуск электроэнергии либо к оптовой рыночной цене. Кредиты украинских банков как отдельный источник не я выделяю: они короткие (как правило, 1 год) и погашаются за счет надбавки к тарифу. Фактически это авансирование под надбавку.

С другой стороны, практически полностью отсутствуют прямые инвестиции, а механизмы государственно-частного партнерства пока в Украине остаются декларациями. Финансовое положение большинства энергокомпаний не позволяет выпускать облигации и использовать другие финансовые инструменты.

Но профинансировать все проекты за счет кредитов международных финансовых организаций тоже нереально.

Вы правы, цикл подготовки и утверждения проектов под кредиты Мирового банка и ЕБРР является очень длительным. Ну а если финансировать все текущие инвестиции за счет надбавки к тарифу, то украинские тарифы на электроэнергию очень быстро превысят европейский уровень. Особенно учитывая тенденции удорожания газа и других энергоносителей.

Какой вы видите выход?

Правительство должно определить, в какие проекты следует привлечь средства частных инвесторов или долгосрочное коммерческое финансирование, а какие — коммерчески недостаточно привлекательны и могут быть реализованы только за счет тарифа и государственных вложений. И надо перестать бояться отдавать объекты электроэнергетики частным инвесторам — существующая система и механизмы госрегулирования позволяют обеспечить соблюдение интересов государства и потребителей, а также стабильность поставок электроэнергии. Я полностью поддерживаю планы по приватизации тепловых энергогенерирующих компаний, разрабатываемые НАК «Энергетическая компания Украины». Эти компании нужно приватизировать как можно быстрее, чтобы привлечь необходимые инвестиции для реконструкции ТЭС.

Какие именно проекты вы имеете в виду?

Взять хотя бы многострадальный проект достройки Днестровской ГАЭС. В этот проект, начиная с 1998 года, несколько раз пытались привлекать частных инвесторов, три раза пытались получить кредиты Мирового банка, рассматривали возможность получения долгосрочных кредитов международных коммерческих банков. Ни один из этих путей не был пройден до конца, и финансирование, по доброй традиции, до сих пор ведется за счет средств надбавки к тарифу, которой никогда не хватит для завершения строительства.

Получается уникальная ситуация: стоимость проекта растет быстрее, чем государство его финансирует. Если шесть лет назад для достройки первой очереди ГАЭС было нужно порядка 480 миллионов долларов, то сейчас уже более 700 миллионов. Хотя за эти годы на стройку государством было потрачено уже более 300 миллионов долларов.

К тому же практически каждая смена руководства Минтопэнерго за последние годы сопровождается сменой заказчика строительства…

Да, сложнейший с технической и экологической точки зрения проект то отбирается у ОАО «Днестровская ГАЭС» (созданной в 1998 году по рекомендации Мирового банка специально для реализации проекта) и передается ОАО «Укргидроэнерго», то возвращается обратно. Это полностью запутало финансовые и имущественные отношения, когда имущество незавершенного строительства ГАЭС принадлежит уже трем хозяевам — государству, ОАО «Днестровская ГАЭС» и ОАО «Укргидроэнерго». При отсутствии единой стратегии реализации проекта, особенно такого масштабного, невозможно привлечь долгосрочные финансовые ресурсы, планировать строительно-монтажные работы, закупку оборудования.

Какова позиция нынешнего руководства Минтопэнерго?

Сейчас руководство отрасли зашло еще дальше: не определив долгосрочную инвестиционную стратегию проекта, ОАО «Днестровская ГАЭС» объявили виновником задержки строительства и хотят его ликвидировать, а имущество передать в ОАО «Укргидроэнерго». Это означает, что объект будет строиться за средства надбавки к тарифу еще минимум десятилетие. Хотя сам принцип создания ОАО «Днестровская ГАЭС» предусматривал привлечение негосударственных инвестиций, чтобы достроить и запустить объект как можно раньше.

Какие источники финансирования являются оптимальными для строительства Днестровской ГАЭС и других энергетических долгостроев?

Тут помогут только прямые инвестиции. Прежде всего это связано с неэффективностью использования надбавки к тарифу на электроэнергию. Целевая надбавка в этом случае учитывается в составе прибыли предприятий, облагается налогом на прибыль на общих основаниях и участвует в расчете суммы дивидендов, которые хозяйственные общества (с долей государства более 50%) должны платить государству. Это все ведет к дополнительной ценовой нагрузке на потребителей электроэнергии и, соответственно, увеличивает расходную часть госбюджета в части финансирования бюджетных организаций, льгот и субсидий. Если привлекаются средства международных финансовых организаций под гарантии государства, то их предоставление происходит на основе софинансирования украинской стороной, что опять сводится к получению средств через целевую надбавку со всеми вытекающими последствиями.

Но привлечение частных инвесторов идет вразрез с позицией нынешнего руководства Минтопэнерго, что Днестровская ГАЭС должна быть полностью в госсобственности.

В рыночных условиях государство не должно добиваться тотального контроля над объектами электроэнергетики, исключая, конечно, атомные электростанции. Оно должно направлять усилия на совершенствование системы регулирования через механизмы лицензирования и тарифообразования, создавать и обеспечивать единые правила работы рынка электроэнергии. Государство уже сегодня через НКРЭ может полностью определять деятельность ГАЭС: регулировать плату за мощность и плату за электроэнергию. Этого вполне достаточно. Кроме того, существует целый спектр схем и механизмов государственно-частного партнерства, которые реализуются в мире и не предполагают полного перехода права собственности на строящиеся объекты от государства.

По материалам conomica.com.ua
29 Июль, 2008 05:14              1468              ]]>Печать]]>
0 / 0 ( Нет оценки )

Добавить комментарий

Ваше имя

Текст

Контрольный вопрос

Дva plus trи ? (цифрой)

Вверх страницы